Неизвестный крейсер “Аврора” в письме В. Конецкого

Виктор Конецкий

   

Несколько фактов о знаменитом корабле, которых нет в школьных учебниках


 
крейсер Аврора

Крейсер “Аврора”

Общеизвестные факты:
 
  • 11 мая 1900 года крейсер был торжественно спущен на воду на питерской судостроительной верфи “Новое Адмиралтейство”. Получил имя “Аврора” – в память об одноименном парусном фрегате, который героически сражался во время Восточной войны 1854 года у Петропавловска-на-Камчатке.
  • В 1903 году вошел в состав Русского военно-морского флота.
  • Участвовал в Русско-японской и Первой мировой войнах.
  • 25 октября 1917 года дал холостой выстрел из бакового орудия, ставший сигналом к штурму Зимнего дворца. С “Авроры” было передано написанное В. И. Лениным воззвание “К гражданам России!”
  • С 1923 года стал учебным судном.
  • В годы Великой Отечественной войны из орудий главного калибра, снятых с корабля, моряки-авроровцы громили гитлеровцев в районе Вороньей горы и Пулковских высот.
  • 17 ноября 1948 года бросил якорь на месте вечной стоянки у Петроградской набережной Большой Невки.
  •  В 1956 году на корабле открыт филиал Центрального военно-морского музея.
 

Об авторе:
 

Виктор Викторович Конецкий (1929-2002) — русский писатель, сценарист, художник, капитан дальнего плавания. Автор более пятидесяти литературных произведений, многие из которых изданы не только в России, но и за рубежом.

Ниже представлено письмо капитан-лейтенанта Виктора Конецкого, которое в своё время не было опубликовано изданием, в которое посылалось.

 

“Получив в бою 18 снарядов…”

Посмотрим статью лихого марсофлота Л. Я его так панибратски называю, ибо он очень художественные образы любит. Начнем с названия его статьи – “Пиратский крейсер”.
 
“Корабль сомнительной славы, – пишет он, – участвовал в печально закончившемся походе 2-й Тихоокеанской эскадры адмирала Рожественского на Дальний Восток и даже сумел избежать гибели на дне Цусимского пролива – крейсер прорвался в Манилу”.

 

Здесь самое интересное слово “даже” и еще “на дне Цусимского пролива“.

Корабли гибнут не “на дне”, а в волнах океана. До дна еще дойти надо. И надо суметь избежать гибели в бою и прорваться сквозь окружение вражеских кораблей, получив в бою 18 снарядов, с убитыми командиром и 14 матросами, имея на борту 8 раненых офицеров и 75 раненых матросов…

 
Вы, господин Л., попробуйте-ка представить себе, что значит экипажу остаться в бою без командира. Умение маневрировать, умение стрелять, умение заделывать пробоины, умение уклоняться от торпед и снарядов, умение работать за всех убитых и раненых, и, главное, не спустить флаг, а прорваться сквозь окружение противника, который в десятки раз сильнее тебя и по количеству, и по качеству, и еще дойти от Цусимы до Манилы на изрешеченном снарядами корабле.
 
“Что тебе снится, крейсер “Аврора”, в час, когда утро встает над Невой?”
 
Эффектная концовка для начинающего сочинителя в литкружке. Много чего снится “Авроре”, очень много. Возьмем сборник статей “Русское военно-морское искусство”, том 2й, стр. 364. Пишет участник Цусимского боя офицер крейсера “Аврора”:
 
“Наши команды держались в бою выше всякой похвалы. Замечательное хладнокровие, находчивость и неустрашимость проявлял каждый матрос. Золотые люди и сердца! Они заботились не столько о себе, сколько о своих командирах, предупреждая о каждом неприятельском выстреле, прикрывая в момент разрыва собой офицеров. Покрытые ранами, кровью матросы не оставляли своих мест, предпочитая умирать у орудий. Даже не шли на перевязки! Посылаешь, а они: “Успеется, после, теперь некогда!” Только благодаря самоотвержению команды мы заставили японские крейсера отойти, утопив у них два судна, а четыре выведя из строя, с большим креном”.
 

Вы пишете: “Аврора” – памятник русскому бунту, бессмысленному и беспощадному”.

Неужели автор не знает разницы между бунтом и революцией?

Л. пишет: “Революционная свирепость русских матросов, их садистская ненависть к морским офицерам до сих пор не объяснена историками. Были ли они ответной реакцией на специфическое аристократическое хамство выпускников Морского корпуса или сформировались стрессом службы в замкнутом помещении кают и кубриков?”

 

Какой к едрене фене может быть стресс, ежели тысячу лет моряки жили “в замкнутом помещении“? Ясное дело, это Вам не люкс в гостинице “Астория”. А на нок-фор-бом-брам рей по пертам ходили на высоте повыше Александрийского столпа? Хорошенькое замкнутое пространство!

Теперь о свирепости и садистской ненависти к офицерам, которую наши историки до сих пор объяснить не могут.

Вы, господин Л., когда-нибудь линьков пробовали? Линь – это тонкая веревка белой пряжи, не толще полутора дюймов в окружности.

“Специфическое аристократическое хамство выпускников Морского корпуса”, ясное дело, было. Но Вы Бориса Лавренева почитайте или Сергея Колбасьева. А Нахимов, Лазарев, Ушаков и сотни других, которыми Россия гордится, не Морской корпус заканчивали?

Чего это Вы, господин Л., так на матросов окрысились? Матросов офицеры и адмиралы воспитывают и в бой ведут. Да за одно плавание “Авроры” в Сиам (осень – зима 1911 – 1912 гг.) с Великим князем Борисом Владимировичем на борту матросы должны были озвереть. Столько самодурства, хамства Борис Владимирович успел выказать в походе, ничуть не смущаясь ни матросских, ни офицерских глаз. Трех поваров с собой привез и 500 бутылок шампанского.
 

Вы пишете дальше: “…моряки “Авроры” вместе с “буревестниками революции” из Кронштадта пытались захватить Петроград в июле 1917го, а в октябре, обстреляв город, окончательно заслужили свою пресловутую славу “крейсера революции…”

 

Да не стреляла (у Вас “обстреливала“) “Аврора” по Питеру, кроме одного холостого хлопка в сторону Зимнего.

А дальше, простите меня, господин Л., писать не могу – тошнит. Закончу так: негоже кусать материнские титьки, коли зубки прорезались.


Оригинал письма Виктора Конецкого: журнал Родина – №316 (3)

Общая оценка материала: 5
Оценка незарегистрированных пользователей:
[Total: 18 Average: 5]