MENU
Главная » Общество и политика » Силовые структуры

Боевые дельфины

Ластоногие диверсанты



боевой дельфин

Пентагон может направить специальный отряд дельфинов в Ормузский пролив, где обостряется противостояние между американской и иранской флотилиями. Американские эксперты указали, что умные животные способны обнаруживать подводные мины, которые иранцы могут применить для блокирования Ормузского пролива. Кроме того, тренированные дельфины готовы вести разведку, искать вражеские объекты и снимать их на камеру, сигнал с которой сразу же поступает в компьютерные центры.При необходимости спецотряд может даже атаковать и уничтожить диверсантов противника. Ученые отметили, что дельфины хорошо распознают команды "свой-чужой" и с легкостью выполняют поставленные задачи. При этом в Пентагоне заверили, что рисковать животными без крайней нужды не планируется, поскольку в большинстве случаев они должны только сообщать о координатах целей.
 
 

Боец Дельфин



США и СССР соперничали не только в области ядерных или обычных вооружений. США придумали отряд спецназа, состоявший из… дельфинов. Советский Союз оказался в роли преследователя. Но только поначалу.

Рассказывают, ещё Наполеон для форсирования Ла-Манша подумывал прибегнуть к помощи дельфинов – использовать их в качестве возчиков. А в разгар Первой мировой американский физик Роберт Вуд предложил применять зубатых китов для обнаружения немецких подводных лодок. Первыми в этой области начали исследования британцы, но так и не развернулись. ВМС США всерьёз взялись за дельфинов с конца 1930-х годов и достигли немалого. По неофициальным данным, у США 115 боевых дельфинов.
 
 

Звёздно-полосатые зубастики



Вступив в 1964 году в войну против Вьетнама, США столкнулись с необходимостью вести минно-диверсионную борьбу с северо-вьетнамскими пловцами, атаковавшими американские корабли. США усилили охрану своих баз, кораблей, создали особое подразделение для подавления вьетнамских диверсантов. На первых порах его бойцы использовали сетевые ловушки, гарпунные ружья, боевые арбалеты. Но тщетно. Требовалось нечто другое. И вот в штате особого подразделения появляются шесть боевых дельфинов.

Они обнаруживали вражеского пловца на расстоянии до 360 метров. Приблизившись к нему, делали укол полой иглой, соединённой с баллончиком углекислого газа под высоким давлением. Расширяющийся газ разрывал внутренности пловца. За двенадцать месяцев было уничтожено более пятидесяти диверсантов. Использовались во Вьетнаме и морские львы – сивучи, специально обученные для охоты на вражеских ныряльщиков. Сивучи оказались наиболее азартными и беспощадными охотниками.

Если дельфин – существо по природе добродушное, то морской лев – зверь весьма кровожадный, нацеленный на добычу. После ряда схваток, в которых приняли участие дельфины и сивучи, подводные вылазки вьетнамцев пошли на убыль, а к концу войны и вовсе прекратились.

Против подготовки боевых дельфинов выступала пресса, видные учёные США. ЦРУ и Пентагон факт их использования отрицали. До поры до времени. В 1976 году на Гавайских островах состоялся сенсационный судебный процесс по делу Ли Вэсснера и Стива Сипмэна, работавших в местном океанариуме. Эти пацифистски настроенные биологи выпустили в море из океанариума двух афалин – в знак протеста против ведущейся в нём подготовки дельфинов в военных целях.

Тогда-то и выяснилось, что у Пентагона, помимо гавайской базы, есть ещё один секретный центр диверсионных тренировок – на побережье штата Флорида, в Ки-Уэст. Американский учёный Майкл Гринвуд сообщил, что дельфинов «вооружают» минами и баллонами с отравляющим газом для уничтожения людей. А взрывные устройства предназначались для потопления кораблей в гавани Гаваны.

По сообщению лондонской газеты «Обсервер», Пентагон готовил и дельфинов-смертников для лобовых атак на корабли противника. Заряд взрывчатого вещества крепился на теле живой торпеды. По свидетельству американского журнала «Аргоси», обычно цилиндрическая мина подвешивалась к спинному плавнику. Велись эксперименты и по вживлению адской машины в желудок дельфина, да так, чтобы он не смог отрыгнуть устройство. Заряд имел дистанционный взрыватель.

Однако все эти заряды имели небольшой вес и не способны были причинить кораблю значительные повреждения. Поэтому специалисты ЦРУ несколько лет занимались отработкой транспортировки специальной торпеды при помощи дельфина. Животное толкало её перед собой или буксировало на тросе длиной около метра. Взрыватели срабатывали при касании дельфина о борт судна. Поговаривали и о применении сверхмалых тактических ядерных зарядов.

В 1984 году газета «Нью-Йорк Таймс» сообщила о закрытой директиве ВМС США, в которой шла речь об использовании дельфиньего спецназа в Никарагуа. И не без ехидства прокомментировала: «У дельфинов имеются определённые преимущества по сравнению с наёмниками ЦРУ, разбрасывающими мины с катеров». Как подчёркивала газета, одно из преимуществ состояло в том, что на дельфине-камикадзе нет клейма «Сделано в США». После того как в акваториях никарагуанских портов из-за американских мин пострадало 14 торговых судов, включая советский танкер «Луганск», рейгановская администрация признала свою причастность к диверсиям, но с уточнением: мины-де доставлялись не дельфинами, а скоростными катерами.

На базе Бангор в штате Вашингтон дислоцируются подлодки класса «Огайо», оснащённые ракетами «Трайдент», – морской компонент стратегических ядерных сил США, в состав которых также входят воздушные бомбардировщики «Стелс» и МБР «МХ». Специалисты ВМС предполагали, что дельфины обеспечат безопасность базы по периметру, охраняя окружающие её воды, и они же должны были защитить дорогостоящие подводные лодки от диверсантов. Предусматривалось также использование автоматического стреляющего механизма калибра 45, который прикреплялся к носу дельфина. Спусковой механизм срабатывал, когда дельфин ударялся выступающим концом насадки о нарушителя.

В 1987–1988 годах во время войны между Ираном и Ираком «звёздно-полосатые» дельфины в Персидском заливе охраняли не только военные корабли, но и танкеры. А заодно занимались боевым тралением в качестве сапёров. Но куда больше американским дельфинам и сивучам пришлось потрудиться в ходе операции «Буря в пустыне».

Военспецы Ирака установили перед побережьем Кувейта обширную минную полосу, дабы помешать высадке американского десанта. Эту полосу они тщательно охраняли, и американским водолазам не удалось её разминировать. Неудача постигла и подводных роботов-сапёров, которых пустили на минное поле после провала «фрогменов» – людей-лягушек. Иракские боевые пловцы вывели из строя почти всех роботов. Тогда самолётами с базы ВМС США «Пагет Саунд» было переброшено в зону Персидского залива подразделение сивучей, которое немедленно изменило ситуацию. Несколько иракских боевых пловцов были убиты, другие всплыли и были захвачены в плен. Больше подводные диверсанты в этом районе не появлялись.

Преодолев кувейтский рубеж, силы коалиции столкнулись с другой проблемой. Американские и британские водолазы с большим трудом находили мины в мутной воде у иракского полуострова Фао. А без разминирования фарватера порта Умм-Каср на юге Ирака невозможно было провести суда с гуманитарной помощью. Вот тут-то и потребовались дельфины. У них была задача найти смертоносный заряд, после чего около мины выставляли специальный знак. А разминирование проводил человек.

В 1998 году в районе Клайпеды состоялись натовские учения Baltic Challenge 98. Для участия в боевых манёврах из Сан-Диего (Калифорния) в Литву доставляются не то пять, не то шесть дельфинов. Впервые боевые дельфины США испытывались в малосолёных водах Балтики. Вроде искали условные мины. Но кто и что нашёл, не сообщалось.

В августе 2005 года на США обрушился сильнейший ураган «Катрина». Он прокатился по побережью Флориды, Мексиканскому заливу и штату Луизиана, разрушая всё на своём пути. Был затоплен Новый Орлеан. Погибли более 1000 человек. Но оказывается, в Луизиане находилось около 40 боевых дельфинов, обученных стрелять отравленными дротиками и специальными пистолетами в подозрительных аквалангистов. Во время урагана «Катрина» дельфиний спецназ ушёл в океан. Поговаривают, что кто-то из них «прихватил» с собой пистолет...
 
 

Вдогонку



Инициатором и вдохновителем создания советского Океанариума был Главнокомандующий ВМФ, Адмирал Флота Советского Союза, дважды Герой Советского Союза Сергей Георгиевич Горшков. Летом 1965 года была создана Научно-исследовательская экспериментальная база ВМФ. 24 февраля 1966 года утверждён её штат. Это и есть дата рождения первого отечественного Океанариума. В те времена он значился как секретная «воинская часть 13132-К». Место её прописки: западная часть Гераклейского полуострова (Крым), бухта Казачья (г. Севастополь).

Основателем и организатором Океанариума стал капитан 1-го ранга Виктор Андреевич Калганов. Тот самый легендарный Калганов – командир отряда разведчиков, о котором Ю. Стрехнин написал книгу «Отряд Бороды». А об операции похищения фашистской карты минирования фарватеров Дуная снят художественный фильм «Разведчики».

«Советы увеличили свои усилия в области использования морских млекопитающих. По нашим данным, эти советские исследования сфокусированы в основном на том, чтобы догнать нас в нашем сегодняшнем уровне разработок»

– отмечал адмирал ВМС США Дж. Р. Вильсон. И это было правдой. С начала 60-х советский ВМФ стал качественно меняться. Появлялись невиданные до того времени суда с динамическими принципами поддержки, подлодки с баллистическими ракетами, стартующими из-под воды, перспективные судостроительные материалы. Но требовался прорыв: нужно было в корне улучшить ходовые, манёвренные и мореходные качества кораблей и субмарин.

Тем временем в научных кругах Запада бурно обсуждался «парадокс Грея», сформулированный английским физиологом Уолтером Греем. Имея превосходный контур тела, дельфин сокращает до минимума сопротивление воды. Развивая высокую скорость (в рывке до 60 километров в час), он тратит энергии значительно меньше, чем любое водное животное или человек. Дельфины обладают способностью быстро набирать скорость и ещё быстрее тормозить. Не всякое техническое средство способно выдержать столь резкое торможение.

Грей установил: при движении в воде сопротивление тела дельфина в несколько раз больше того, которое способна преодолеть его мускулатура. Это несоответствие и было названо «парадоксом Грея». Его разгадка сулила многое. Корабли, субмарины, торпеды могли бы быть более быстроходными, экономными, малошумными. И их боевые возможности во много крат усиливались. С этой целью и был создан севастопольский Океанариум ВМФ СССР. Его главнейшей задачей на то время было снизить сопротивление движению кораблей.

Более пятидесяти институтов и организаций СССР вели исследования одновременно. За раскрутку дельфиньего феномена взялись наиболее светлые научные умы. Многие их идеи воплотились в десятки оригинальных научно-исследовательских и опытно-конструкторских разработок в интересах безопасности страны: «Каньон», «Перелом-4», «Перелом-8», «03.05.07. Океан», «Дилер», «Рубеж», «Оператор», «Манта-I», «Крона», «Калипсо», «Кильватер», «Обхождение», «Курган». Непосвящённому эти названия ни о чём не говорят. Но за каждым из них – событие, очередной шаг к цели.

Помимо академических изысканий, отечественная гидробионика выдавала на-гора и прикладные результаты. Ими с успехом воспользовались проектные кораблестроительные организации Ленинграда и Москвы. Особый интерес вызывала способность дельфинов обнаруживать подводные малоразмерные и малошумные объекты на значительном расстоянии с поразительной точностью. Анализ коммуникационных сигналов афалин, их магниторецепции продвинул и наше подводное навигационное приборостроение.
 
 

Подводные ищейки



Со временем ведущим делом Океанариума стала подготовка служебных или боевых дельфинов. Это трудяги из трудяг. Одни в поиске, другие в карауле: охраняли корабли, главную севастопольскую бухту, водные районы морских баз Черноморского флота. В 1974 году дельфин Геркулес впервые в отечественной истории обнаружил и обозначил затонувшую торпеду на глубине 51 метр. Главный штаб ВМФ принял решение о создании дельфиньего спецназа для поиска затонувших образцов военной техники, оказания помощи водолазам при подводных поисково-спасательных работах.

Черноморцы пошли ещё дальше. Дельфин по кличке Титан научился нырять к мине в специальном наморднике, снаряжённом буем-маркёром, и нажимать торчащей впереди штангой прямо в её бок. Буёк освобождался и всплывал: мина-убийца обозначена. Но всё это были чисто учебные эксперименты. Весной 1983 года настало время практики. Мину от дельфина прятали по всей бухте: однажды её схоронили даже под бортом затонувшего корабля. Результат превзошёл самые смелые ожидания: Титан обнаруживал цель за считанные минуты. И всё же было решено провести контрольную проверку. Дельфину предстояло соперничать с боевым кораблём.

Из бригады прислали морской тральщик. Мину затопили в неизвестном для участников состязания месте, искать договорились в порядке очерёдности: сначала работает дельфин, потом корабль. Титан нашёл мину за 15 минут, тральщик утюжил бухту два дня, но так и не смог её отыскать... Специалистам стало ясно: утерянные или спрятанные в море предметы дельфин может обнаруживать ничуть не хуже, чем собака-ищейка на суше. С 1979 по 1994 год дельфины обнаружили объекты общей стоимостью около 50 миллионов рублей, что во много раз превосходило расходы по их содержанию.

Поисковая биотехническая система (БТС) начала действовать. Она не претендовала на замену традиционных средств. БТС действовала там, где поиск иными способами был невозможен или малоэффективен. Это мелководье, сложный профиль грунта, малая видимость под водой, течение, поиск образцов оружия под слоем грунта и замаскированных, акустически прозрачных зарядов…

Натаскивали афалин и на обнаружение боевых целей – таких, как гидрокостюм, водолаз в снаряжении, водолаз на подводном средстве передвижения типа «Протей», мина-присоска, баллончик, акваланг… Севастопольские дельфинологи порой сами удивлялись. В 1975 году в некоторый район моря с вертолёта на парашюте сбросили… дельфина, а с ним прыгнул его тренер – кандидат биологических наук, капитан 2-го ранга Борис Журид. Ничего подобного нигде в мире не было ни до, ни после. А задумывалось ещё круче – десантирование с самолёта! Но не пришлось… Приучали дельфиний спецназ и к стрельбе: требовалось выработать у них привыкание к звукам выстрела из боевого подводного пистолета. Они адаптировались через восемь-десять выстрелов и продолжали выполнять свою задачу.

Устойчивость дельфина к ударной волне подводного взрыва выясняли так. На расстоянии пятидесяти и глубине пяти метров от дельфина, находящегося в бортовом сетевом вольере судна, взрывали килограммовую тротиловую шашку. Выяснилось: дельфин «взрывоустойчивее» человека в пять-шесть раз. Никаких травм. Он лишь вздрагивал при взрыве. А главное, эта бомбёжка его не выбивала из колеи, он мог продолжать делать своё дело. Таким образом, шлифовались элементы биотехнической системы по охране кораблей, бухт, важнейших морских баз ЧФ.
 
 

С трёхстволкой на носу


В большой Севастопольской бухте, рядом с Константиновским равелином соорудили четыре плавающие клети и столько же радиогидроакустических буёв – РГБ. А на самом верху равелина – командный пункт, где появилась установка, позволяющая по монитору наблюдать за клетями и подводным полигоном. Дежурство на командном пункте велось 24 часа в сутки. Моряки развернули вычислительный комплекс с телевизионным отображением обстановки. И пошла работа.

Со стороны боевых дельфинов работали Дик, Ас, Орфей, Бэк, Чарли... Охранную биосистему от ЧФ курировал кавалер двух орденов Красной Звезды (полученных в мирное время), капитан 1-го ранга Юрий Пляченко. «Общаясь с ним, я всегда вспоминал о том, как англичане испытывали пушки горной артиллерии, сбрасывая их с колокольни, – вспоминает капитан 1-го ранга в отставке Александр Жбанов. – Нечто подобное Юрий Иванович требовал от охранной биотехнической системы».

У боевого дельфина-охранника, в сущности, было две заботы. Неся вахту, он был обязан обнаружить и при необходимости нейтрализовать подводного диверсанта, в зависимости от варианта решения задачи. А их виделось четыре. Первый: дельфин свободно плавает в клети размером 4×4х4 метра, закреплённой якорями в месте, которое ему надлежало охранять. Во втором случае дельфина выпускали из плавающей клети для физического контакта с подводным диверсантом. Или так: животное патрулирует между расставленными в определённом порядке радиогидроакустическими буями. А вот сценарий №4 (он стал основой БТС «Вахтёр»): дельфин вместе с катером отправлялся в открытое море для обследования какого-то района. Уловив цель, он нажимал носом на рычаг сигнального устройства, давая знать о её наличии. И, облачившись в спецснаряжение, стремительно заныривал на контакт с иноземным пловцом.

Подплывающий «диверсант» замечался в любое время дня и ночи. Позже дельфин научился выдавать и пеленг на цель. Натренировавшись, он, словно золотой петушок, сообщал направление цели с точностью до пяти-десяти градусов. Что делать дальше, решалось по обстановке. Если появлялась необходимость, то афалину выпускали из плавающей клети для встречи с гостем. Она стремительно летела навстречу пловцу и «поражала» его носом… в ладонь. Свои, как-никак.

Короче говоря, заметив подозрительный объект на поверхности моря или в глубине, дельфин должен был передать соответствующий сигнал на центральный пульт. А там уже тренер решал, как поступить. Приказать ли вытолкнуть это «нечто» на поверхность, демаскировать, послать ли на перехват быстроходный вооружённый катер или нейтрализовать дельфиньими силами сразу. В ту пору уже имелось убойное подводное оружие для животных — от пистолетов до пулемётов: мощная трёхствольница с дельфиньего носа легко поражала мишень пулями 12-го калибра на расстоянии 20 метров.

Группы из двух-трёх нарушителей дельфины определяли в 80 процентах случаев. В сумерках, когда отсутствовали внешние раздражители – шумливые купальщики, проходящие мимо катера, шлюпки с развесёлыми рыбаками, – этот спецназ проявлял себя ещё эффективнее. А ночью в свободном плавании афалина засекала «диверсантов» в десяти случаях из десяти!

Ни один прорыв боевых пловцов так и не удался. Вероятность безотказной работы противодиверсионной БТС оценивалась в 80–90 процентов, что значительно выше, чем у принятой на вооружение спецтехники.

Но и вопросов хватало. Скажем, как нейтрализовать подводных пловцов-диверсантов? Возобладало простое решение. На дельфиньем «наморднике» крепилось устройство, при контакте с пловцом выбрасывающее на поверхность воды патрон с сигнальной ракетой. Коснувшись поверхности, она выстреливалась вверх, обозначая местонахождение пловца. И вся премудрость.

С 1992 года Океанариум ВМФ СССР стал украинским. Исследования здесь продолжаются. Продумываются проекты биотехнических систем нового поколения, которые смогут работать в различных сферах народного хозяйства, связанных с морем. Дельфины могут стать спутниками водолазов и нефтяников, спасателей и рыбаков, моряков. Могут участвовать в постоянном экологическом мониторинге. Иными словами, создаётся поисково-спасательная биотехническая система второго поколения – более устойчивая, с расширенным диапазоном применения, способная решать как военные, так и сугубо мирные задачи.

Скажем, в море сейчас выявлено 70 участков с вредными химическими веществами. Только в территориальных водах Украины затоплено свыше 300 кораблей, судов, транспортов и подводных лодок, представляющих, с одной стороны, историческую ценность, а с другой – опасность экологической катастрофы и аварий при мореплавании. Районы затопления расположены в густонаселённых местах побережья. Так что даже мирных забот у севастопольских дельфинологов и дельфинов хватит на сто лет вперёд.
 
Автор: Сергей Каленикин, "Совершенно секретно"
 
 

Боевые дельфины: настоящие звери



Ни для кого не секрет, что война – двигатель прогресса. Для достижения военного превосходства люди готовы использовать любые средства, даже привлекать на свою сторону животных. В результате на свет появились совершенно уникальные подразделения дельфинов-диверсантов.

 
    Считается, что человек обладает самым крупным мозгом на Земле относительно массы тела. При массе 100 кг его мозг весит 1,5 кг. Похожее соотношение и у дельфинов. Мозг дельфина-белобочки с массой тела 50–100 кг весит около 1 кг. А афалины – почти 2 кг! (Мозг 100-кг акулы весит всего несколько десятков граммов).

    Мозг дельфина имеет сложную структуру и очень большое количество извилин коры больших полушарий, – высшего отдела мозга, отвечающего за сложные психические функции. А высокоразвитый мозг – это высокий интеллект, высокоорганизованное, сложное поведение. Дельфины – умелые охотники, заботливые родители, дисциплинированные члены стаи, а если понадобится – умелые ее руководители.

    Дельфин-фотограф пользуется камерой, выдерживающей глубины свыше 100 м. Животное умеет правильно направлять объектив на цель, замирать и только в этот момент спускать затвор.



Идея о превращении морских млекопитающих в солдат возникла не где-нибудь, а в России. Еще в 1915 году в Генеральный штаб ВМФ обратился дрессировщик Владимир Дуров, который предложил обезвреживать подводные мины с помощью тюленей. Военное министерство заинтересовалось, и за три месяца в Балаклавской бухте были обучены 20 животных. Во время показательных тренировок они легко обнаруживали под водой муляжи противокорабельных мин и помечали их специальными буйками. Но применить тюленей в боевых условиях так и не удалось. Немцы были обеспокоены появлением необычного спецподразделения, и однажды ночью все «морские саперы» были отравлены.

Военная контрразведка начала расследование этого темного преступления. К сожалению, завершить его не удалось. Грянула революция, и дело о гибели боевых тюленей закрыли. С приходом к власти большевиков возникла опасность того, что секретная методическая литература по подготовке ластоногих диверсантов окажется у врага, поэтому бОльшая часть документов была уничтожена.
 
 

Истребители диверсантов



Повторно к приручению морских млекопитающих и использованию их в военных целях люди вернулись полвека спустя, во время Вьетнамской войны.

На этот раз колоссальных успехов достигли американцы. Наряду с тюленями и морскими львами они стали привлекать к подводной работе дельфинов. Первым их боевым крещением стало патрулирование крупнейшей военно-морской базы США во Вьетнаме – Камрани. К 1970 году в операции «Быстрый поиск» участвовало шесть животных, обученных на базе Сан-Диего. Обитатели моря помогли поймать свыше 50 пловцов-диверсантов, пытавшихся прикрепить к бортам американских кораблей магнитные мины. Причем, как утверждали военные, бывали случаи, когда морские львы самостоятельно уничтожали пловцов при помощи закрепленных на носу ножей или игл с ядом. По рассказам бывших спецназовцев Черноморского флота, в то время погибли два советских аквалангиста-подрывника.

Очевидно, это и вдохновило советских специалистов на возобновление работ с морскими животными. В 1967 году в Казачьей бухте Севастополя был открыт первый советский военный океанариум. На довольствие было поставлено 50 дельфинов-афалин. В 1970-х к работам подключилось несколько десятков научных институтов СССР.

«Дельфинов и тюленей готовили по нескольким направлениям: охрана и патрулирование местности, уничтожение диверсантов, поиск и обнаружение тех или иных подводных объектов»

– рассказывает главный военный тренер Севастопольского океанариума Владимир Петрушин.

Обучение проходило по давно наработанным шаблонам: действие – подкрепление. У животных вырабатывались навыки нужного поведения. За выполнение задания они получали рыбку. Однако, поняв смысл происходящего, дельфины проявляли инициативу и сами предлагали те или иные алгоритмы сотрудничества. Вскоре удалось добиться неплохих результатов.

«Я присутствовал на военных учениях, когда дельфины занимались поиском диверсантов в Севастопольской бухте, – рассказывает руководитель группы морских млекопитающих НИИ проблем экологии и эволюции РАН Лев Мухаметов. – Зрелище незабываемое. Вход в порт там очень узкий, всего 700 м. На берегу стояли постоянные клетчатые вольеры, в которых и содержались животные. Афалины при помощи своего природного сонара, даже сидя взаперти, способны замечать любой подводный объект на дальности примерно полкилометра. Так вот, обнаружив пловцов, они нажимали на специальную педаль. В воздух поднималась ракета, и раздавался сигнал тревоги. Потом зверь вставал так, что указывал носом примерное местоположение "гостя". После чего он нажимал на другую педаль, и двери вольера открывались. Дельфин несся к нарушителю и обезвреживал его».


В сентябре 1973 года Океанариум посетил Главком ВМФ адмирал Горшков, который был приятно поражен увиденным. Морские млекопитающие обнаруживали диверсантов в 80% случаев. Несколько хуже дело обстояло с ночными пловцами – 28–60%. Правда, не выходя из прибрежного вольера. В открытом море вероятность обнаружения приближалась к 100%.

«Скрыться от дельфина просто невозможно, – рассказывает тренер Владимир Петрушин. – Да и сражаться с ним под водой человеку не с руки. Мы регулярно проводили учения. Пловцам ГРУ ставилась задача проникнуть на охраняемую территорию, а мы в это время выпускали животных. В итоге не было ни одного прорыва. Иногда пловцы предпочитали сразу выбираться на старые брошенные буи или волнорезы и грелись на солнышке, пока в зоне «боевых действий» хозяйничали дельфины. Из-за этого возникала масса недоразумений, ведь мы-то считали, что в зоне есть люди, и требовали от животных их искать. А они показывали, что никого нет. И только перед демобилизацией гэрэушники признались, что все это время они просто дурачили командование и не думали выполнять свое задание».

«Вопреки всеобщему мнению севастопольских дельфинов не обучали убивать людей, – продолжает Лев Мухаметов. – В противном случае они бы просто начали нападать на своих, ведь отличить нашего аквалангиста от чужого животному сложно. Поэтому, достигнув цели, они только срывали с диверсанта ласты, маску и выталкивали его на поверхность. Но и этого было вполне достаточно. Тем временем с берега выходил быстроходный катер со спецназом, который и подбирал незадачливого аквалангиста».


Тем не менее боевые средства поражения (ножи, иглы с парализующими или отравляющими веществами и даже пистолеты, надеваемые на нос и срабатывающие при ударе) в арсенале спецподразделений имелись. Но, как показала практика, после атаки со смертельным исходом дельфины переживали сильный стресс и зачастую саботировали дальнейшие приказы, недаром об их доброжелательности по отношению к людям слагались легенды. Поэтому и советские и американские специалисты старались не доводить дело до крайности. Другое дело – морские львы и тюлени. Они без всяких угрызений совести тыкали людей отравленными иглами.

С 1975 года боевой отряд морских млекопитающих заступил на штатное дежурство в севастопольской бухте и совместно с отрядом спецназа нес круглосуточное патрулирование. Каждая смена стояла четырехчасовую вахту, выходя на позиции по специальному каналу у Константиновского равелина. Но служба боевых дельфинов не сводилась только к выявлению вражеских лазутчиков.
 
 

Подводный поиск


В марте 1973 года руководство ВМФ получило в распоряжение секретный отчет американского военно-морского центра в Сан-Диего, в котором утверждалось, что за два года американцам удалось обучить группу дельфинов и еще двух касаток находить и поднимать затонувшие боевые торпеды. Подобные опыты тут же стали проводить и в Севастополе. В феврале 1977-го на Черноморском флоте появилось еще одно подразделение – поисковое. Именно оно прославило океанариум и принесло огромную пользу флоту.

«Способности дельфинов успешно искать потерянные предметы поражала наших тренеров, – рассказывает Владимир Петрушин. – Они могли находить даже болты и гайки, показанные когда-то им и потом разбросанные по акватории бухты».

Грех было не применить столь выдающиеся таланты на практике, благо и повод для этого был.

На специально отведенных полигонах в Черном море постоянно проходили корабельные стрельбы. И хотя командование предпринимало все меры предосторожности, моряки теряли несколько учебных торпед в год. Найти их аквалангистам было практически невозможно. Потеряв ход, торпеда тонула и тут же зарывалась в глубокий ил. Вот здесь-то и была необходима помощь дельфинов.

«У афалин имеется прекрасный акустический радар, – рассказывает Лев Мухаметов. – При этом он намного совершеннее всех технических устройств подобного характера, что придумал и сделал человек. При помощи эхолокатора животные могут не только находить даже самую мелкую рыбешку в воде, но и заглядывать под землю до полуметровой глубины. И при этом они безошибочно определяют, из чего сделан затонувший объект: из дерева, бетона или металла».


На практике это выглядело следующим образом. Дельфинам на морды надевали специальные рюкзаки с аудиомаяками и буйки с якорями. Обнаружив потерянную торпеду, они подплывали к ней, тыкались носом в грунт и сбрасывали аудиомаяк вместе с буйком. А дальше в дело вступали водолазы.

Как утверждали военные, создание и содержание службы боевых дельфинов в Севастополе окупилось уже через несколько лет. Одна учебная торпеда стоила примерно 200 000 советских рублей, а таких торпед животные спасли сотни! При этом они обнаруживали такие вещи, о которых давным-давно позабыли и сами адмиралы.

«Я сам был свидетелем, как во время учений наш дельфин наткнулся на автоматическую мини-подлодку, потерянную еще 10 лет назад, – рассказывает Лев Мухаметов. – Он поставил буек, а когда объект подняли на корабль, то радости военных не было предела, потому как субмарину давно отчаялись найти, списали и получили хороший нагоняй от начальства. А здесь для всех подвернулась удачная возможность исправиться».


В своей специальности поисковые дельфины достигли невероятного мастерства. Они даже освоили подводное фотографирование. Специально для спецподразделения был разработан фотоаппарат, выдерживающий глубины свыше 100 метров. Животных учили правильно направлять объектив на цель, замирать и только в этот момент спускать затвор. Одна из сложностей при подводной съемке состояла в том, что мощная вспышка слепила животных, поэтому пришлось учить их закрывать глаза. Потом по фотографиям можно было легко определить, что за находка лежит на дне и стоит ли тратить силы на ее подъем.

Иногда за помощью к военным обращались и гражданские ведомства. К примеру, по просьбам археологов боевые дельфины искали и находили останки античных кораблей. С их помощью со дна поднимались древнегреческие амфоры и другие предметы старины.
 
 

Несостоявшиеся биороботы



Естественно, все эти фокусы требовали недюжинных умственных способностей.

«Дельфины очень умные и веселые существа, и всякая работа давалась им легко, – рассказывает заведующий лабораторией НИИ проблем экологии и эволюции РАН Александр Супин. – Некоторые ученые всерьез говорят о наличии у них зачатков разумной деятельности – между тем, военным этот самый ум иногда мешал».


Долгое время аналитики ВМФ вынашивали идею превратить дельфинов в подрывников-смертников, но безуспешно. Каким-то шестым чувством животные понимали, что их хотят послать на верную смерть, и отказывались выполнять команды. Тогда-то военные и задумались: а не превратить ли дельфинов в живых роботов.

«Существующие технологии и технические средства позволяли добиться этого, – продолжает Александр Супин. – Пропуская через определенные зоны мозга электрический ток, можно создать иллюзию громких звуков или световых вспышек. Если вспышка следует с одной стороны, животное пугается ее и плывет в другую. Этим самым и обеспечивается управление его движениями вправо или влево. Так же можно заставить его остановиться или плыть быстрее. Например, в сторону корабля с миной на спине. Но от этих опытов быстро отказались».


Слишком уж сложными были операции на мозге. Да и сами ученые в большинстве своем не хотели уродовать зверей и жечь им мозг электричеством. Да и «биороботы» оказались на редкость болезненными созданиями. Очень скоро военные закрыли проект, хотя эксперименты по вживлению в головы дельфинов электродов в чисто научных целях проводились еще долго. К примеру, с их помощью в НИИ проблем экологии и эволюции РАН удалось сделать выдающееся открытие: у дельфинов был зарегистрирован однополушарный сон. Вскоре, однако, все инвазивные (с внутренним проникновением в тело) эксперименты на дельфинах в большинстве стран были запрещены.

В настоящее время ни один уважающий себя научный журнал не опубликует результаты экспериментов, в которых использовались методы, калечащие этих животных.
 
 

Гроза Персидского залива



В 1991 году после распада Советского Союза дельфинарий в Севастополе перешел под юрисдикцию Украины. Буквально сразу же все военные эксперименты с животными были прекращены. Сильные тренеры уволились и работают теперь преимущественно в Московском дельфинарии. Оставшийся не у дел океанариум выживал тем, что готовил представления для публики, но ситуация продолжала ухудшаться. В 2000 году в СМИ просочилась информация о том, что три дельфина и одна белуха еще советского призыва были проданы Ирану. Украинские чиновники поспешили заявить, что «чисто в мирных целях».

Между тем в США военные исследования продолжаются. На сегодняшний день на семи специальных базах ВМС США работают по различным программам 250 животных. Из-за все возрастающего давления «зеленых», а также из соображений безопасности все эти эксперименты засекречены, так что известно о них немного. По сообщениям американских СМИ, одно из подразделений уже охраняет акваторию военно-морской базы Кингс-Бэй в штате Джорджия, а в ближайшем будущем планируется использовать их при охране базы Бангор в штате Вашингтон, где дислоцируются подводные ядерные ракетоносцы класса «Огайо».
 
Автор: Владимир Гаврилов


Источник: http://боевые дельфины, силовые структуры
Категория: Силовые структуры | Добавил: SNEG (04.05.2015) | Автор: Анатолий Белов E W
Просмотров: 642 | Комментарии: 1 | Теги: армия и вооружение, спецназ, силовые структуры | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 1

 
Похожие материалы из раздела "Общество и политика"
по ключевым словам материала (тегам)  
 
 
Общество
 

 
Последние добавленные материалы в основных разделах:
  Общество и политика   Наука и образование Домашний очаг
 
  
 
 
avatar