MENU
Главная » Общество и политика » Геополитика

Россия стала интересна Китаю

Ставка китайцев на Россию




7% в год. Для Китая такой рост экономики еще не катастрофа, но уже серьезная проблема, которую он пытается решить внешнеэкономической экспансией, резким расширением инфраструктурных инвестиций в Центральной Азии и России. Это поможет справиться с кризисом перепроизводства и обеспечить сбыт китайским товарам.


Границы китайской нормальности


"Новая нормальность" — главный термин сегодняшней китайской политической риторики, обобщение корректировки курса экономической политики. Если проще, без типичной китайской образности, речь идет о существенном замедлении экономического роста. Совпадение это или нет, термин "новая нормальность" экономистами уже использовался: эксперт Pimco Мохаммед эль-Эриан предложил его для описания слабого послекризисного роста в США и Европе. Председатель КНР, генсек КПК Си Цзиньпин употребляет его в ином контексте — не столько в смысле замедления экономики, сколько имея в виду переориентацию развития на более устойчивое (рост потребления, снижение инвестиций).

Тем временем статистика, поступающая из КНР, с каждым кварталом все тревожнее. В первом квартале 2015 года ВВП увеличился лишь на 7% в годовом исчислении, это самый медленный рост с 2009-го (за 30 лет до 2011 года средние темпы роста ВВП Китая составляли 10,2%). Промышленное производство выросло на 4,4%, потребление энергии в промышленности упало на 1,9%. Экспорт в апреле сократился на 6,4% год к году, импорт — на 16,2%. Падения доли инвестиций, кстати, еще нет, она по-прежнему аномально высока — 45% ВВП (В России — меньше 20%).

"Мягкие" опросные данные тоже плохи. Так, публикуемый HSBC индекс менеджеров по закупкам производственного сектора Китая PMI Manufacturing (хорошо коррелирующий с темпами роста ВВП) демонстрирует спад: 48,9 (показатель ниже 50 сигнализирует о снижении деловой активности). При этом уменьшаются все компоненты PMI — индексы новых заказов в промышленности, занятости, производства.

Впрочем, даже к невеселой китайской статистике экономисты относятся со скепсисом. Сам нынешний премьер КНР Ли Кэцян, если верить Wikileaks, называл в свое время цифры ВВП "рукотворными и недостоверными".

"Только сумасшедшие верят государственной статистике. После того как власти поняли, что аналитики не доверяют цифрам ВВП и проверяют их по косвенным данным вроде потребления электроэнергии и загрузке железных дорог, они стали приукрашивать и эти цифры. Реальный рост, скорее всего, на треть ниже официального"

— считает директор китайской консалтинговой компании J Capital Энн Стивенсон-Янг.

На этом фоне постепенно растут проблемы с долгами. Совокупный долг государства, бизнеса и домохозяйств достиг 282% ВВП, это больше, чем в США (269%) и в Германии (258%).

"Проблема китайского долга даже не в объеме, а в его естественной невозвратности: многие активы, профинансированные этими долгами,— это пустые новые районы, торговые центры без покупателей, аэропорты без полетов, мегапроекты вроде Олимпиады и прочие грезы Озимандии. Они никогда не будут ценными коммерчески или социально, мало кто из заемщиков представляет себе, как они будут генерировать прибыль для оправдания этих заимствований"

— пишет Стивенсон-Янг.

Охлаждение в промышленности отражается на спросе на инвестиционное сырье. На 10% с начала года упала в цене железная руда (основной мировой потребитель, 66% мирового спроса,— Китай), на 20% — коксующийся уголь, цены на цветные металлы пока держатся, но прогнозы уже предрекают снижение.
 

Квартиры не в норме


"Новая нормальность" сопровождается кризисом на рынке недвижимости. В марте 2015 года во всех 70 крупнейших городах отмечалось падение цен год к году (в феврале — в 69 городах; спад наблюдается уже больше года). Снижение цен составило 5,8% в марте против 1,1% полгода назад — процесс ускоряется.

Неудивительно — в отрасли огромное перепроизводство. По данным Nomura, на городского жителя в Китае приходится 36 кв. м площади против 35 в Японии, 33 — в Великобритании и 22 — в России. При этом 75,6% всего жилого фонда построено совсем недавно, позднее 2000 года.

Множество квартир покупалось с целью инвестиций — так надувался спекулятивный пузырь. 21% семей имеет более одной квартиры, доля собственников жилья в Китае — 89% (примерно столько же в России, в Великобритании — 67%, в США — 65%, в Японии — 61%, в Корее — 54%). Цены же на жилье в китайских городах — одни из самых высоких в мире. По данным numbeo.com, квадратный метр жилья в Пекине стоит $10,8 тыс. в центре города и $5,8 тыс. вне центра.

Жилищное строительство было в последние годы мощным драйвером роста экономики. Nomura оценивает его долю в инвестициях с учетом смежных отраслей (сталелитейной, цементной, химической, транспортной и др.) в 33%, в ВВП — в 16%. Реализация негативного сценария (спад строительства на 45%) может уронить рост ВВП с нынешних 7% до 3%.
 
 

Из пузыря в пузыри


Вместо сдувающегося пузыря недвижимости быстро надулся другой, еще более феерический. Шанхайский индекс акций CSI300 composite вырос в два раза с прошлого июля, при этом 85% всего роста пришлось на последние полгода, а треть — на последние шесть недель. Объемы торговли выросли еще больше, втрое. В апреле среднедневной торговый оборот по 100 самым ликвидным китайским акциям достиг в совокупности 400 млрд юаней ($65 млрд), что равно объему торгов по 100 самым ликвидным акциям США.

Еще в декабре прошлого года дневной оборот в Шанхае и Шэньжене впервые превысил 1 трлн юаней ($161 млрд). В апреле был взят новый рубеж — 1,5 трлн юаней ($241 млрд). Из 26 публичных компаний в мире, имеющих среднедневной оборот за последний месяц больше $1 млрд в день, 14 — китайские, 12 — американские (для сравнения, среднедневной торговый оборот наиболее ликвидных в России бумаг Сбербанка — $186 млн за последние 30 дней, акций "Газпрома" — $100 млн). Неудивительно, ведь только за последнюю неделю апреля было открыто 4,1 млн новых брокерских счетов. В 2014 году их открывалось в среднем по 100 тыс. в неделю, всего в стране 163 млн активных брокерских счетов. Для сравнения: среднемесячное количество активных клиентов ММВБ — чуть больше 60 тыс.

Многие играют с плечом, на заемные деньги, так что объем задолженности клиентов перед брокерами дошел до 1,6 трлн юаней ($257 млрд).

"Учитывая брокерскую ставку 8,35%, нетрудно подсчитать, что процент, уплачиваемый клиентами брокерам, составляет один из крупнейших источников дохода во всей экономике"

— отмечает экономист Cobden Center Син Корриган.

Толпы новичков ломятся на уже переоцененный рынок. Простейший критерий оценки акций: отношение P/E (цена/годовая выручка), выросшее до 15, обычно указывает на переоцененность. P/E уже дошло до 20,5 для шанхайской площадки и до 49,7 для шэньженьской. Акции в китайском высокотехнологичном индексе ChiNext (аналог американского Nasdaq) дороже, среднее P/E здесь 95,7. Впрочем, многие указывают, что на деле акции переоценены сильнее. Например, по подсчетам аналитика Yingda Securities Ли Дацяо, 43% всех компаний в листингах имеют трехзначное P/E, а медианное P/E составляет 83.

Однако, по словам экономиста BNP Paribas Ричарда Айли, игроков все это не смущает. Они предпочитают традиционным методам оценки акций вроде цена/годовая выручка эмоциональные "цена/мечта" или "цена/все, что угодно". Неудивительно, ведь две трети новичков на бирже, открывших счета за последний год, не имеют высшего образования, а треть не закончили даже школы.

"Умные деньги", наоборот, посматривают на выход. Приток спекулятивного капитала в Китай для игры на разнице ставок (кэрри-трейд) составил, по данным UBS, более $1 трлн с 2008 года. Теперь аналитики UBS предупреждают о возможном масштабном развороте и выходе инвесторов из китайских активов (как это было в 1997 году с азиатскими валютами). Во-первых, потому, что многолетний тренд на ревальвацию юаня к доллару (китайская валюта укрепилась с 8,28 юаня за доллар в 2005 году до 6,04 в начале 2014-го), судя по всему, завершился и сменился умеренным ослаблением (6,22 сейчас). Во-вторых, из-за того, что растут риски дальнейшей девальвации юаня, так как китайский экспорт стал слишком дорогим после роста доллара к евро и другим валютам. Между прочим, судя по тому, что Пекин отчетливо перестал быть дешевым городом, вопрос о конкурентоспособности китайской экономики может встать всерьез.

"Пузырь на рынке акций — неразрешимая дилемма для властей,— считает Ричард Айли.— Растущие акции не только поддерживают потребительскую уверенность на фоне падения цен на недвижимость, но и частично компенсируют финансовое сжатие из-за резкого роста реального курса юаня с июля прошлого года и роста реальных ставок в условиях дефляции. Пузырь по определению не может надуваться бесконечно, но властям все тяжелее позволить ему схлопнуться".

 
 

Шелковый путь китайского перепроизводства


Власти ситуация в экономике тревожит. И новые геополитические и инфраструктурные амбиции — прежде всего поиск нового стимула для роста. Китай уже не может абсорбировать инвестиции внутри и поэтому смотрит на возможности их экспорта. Инвестиции за рубежом теоретически смогут обеспечить спросом китайские предприятия.

Планов громадье. В "подбрюшье" США — в Латинской Америке — Китай хочет построить железную дорогу в 5 тыс. км, соединяющую два океана от тихоокеанского побережья Перу до бразильского атлантического. Это при том, что многие южноамериканские страны и так давно на содержании у Китая (Венесуэла должна $56,3 млрд, Аргентина — $19 млрд, Эквадор — $5,3 млрд), и перспективы возвращения долгов туманны.

С Евразийским экономическим союзом (ЕАЭС) КНР ведет переговоры о всеобъемлющем "соглашении о торгово-экономическом сотрудничестве", конечным итогом которого может стать свободная торговля между Китаем и ЕАЭС. Впрочем, такие переговоры, как правило, длятся годы, если не десятилетия, поэтому говорить о чем-то более серьезном, нежели декларации, преждевременно. Тем более что в России многих настораживает усиливающееся влияние Китая в Средней Азии.

По инициативе Китая создается Азиатский банк инфраструктурных инвестиций (Asian Infrastructure Investment Bank, AIIB) с уставным капиталом $100 млрд. "Меморандум о взаимопонимании" подписали представители 57 стран включая Россию, окончательное соглашение должно быть подписано к концу года. Цель AIIB сложно назвать новой — "развитие инфраструктуры и производственных секторов", предполагаемый объем инвестиций — до $8 трлн.

Необходимость AIIB сомнительна. "В мире нет недостатка капитала,— утверждает профессор экономики Пекинского университета Майкл Петтис.— Его, наоборот, слишком много. Идея, что AIIB важен, потому что аккумулирует капитал для кредитования, в котором нуждается мир, понятна, но абсолютно неверна. На самом деле мир тошнит от излишка сбережений, ждущих достойного применения, до такой степени, что процентные ставки в некоторых странах уже ниже нуля". Возможно, Китай и другие основатели банка полагают, что AIIB каким-то чудесным образом может трансформировать сомнительных заемщиков (вроде Мьянмы, Венесуэлы и Зимбабве) в надежных. "AIIB столкнется с теми же проблемами, что и все банки развития до него: во-первых, сделать так, чтобы кредиты не были разворованы или потрачены впустую, во-вторых, не создать крупными кредитами перекосы в маленьких экономиках и снизить платежеспособность их реципиентов",— считает Петтис.

Другой проект не менее амбициозен. Китай пообещал инвестировать $40 млрд в развитие "Нового шелкового пути" — морской и наземной транспортной инфраструктуры через Евразию, побережье Южно-Китайского моря и Индийского океана. Экономический смысл всего предприятия, учитываю дешевизну морских перевозок, также не очевиден. Но разгадка проста.

"Целью может быть помощь госкомпаниям, производящим цемент, сталь, тяжелое оборудование, в экспорте избытка этих товаров"

— предполагает экономист Gavekal Dragonomics Том Миллер.

В ходе майского визита Си Цзиньпина в Москву был подписан целый пакет межправительственных и коммерческих документов — больше 30. Президент Путин назвал его внушительным и сказал, что речь идет "о выходе в перспективе на новый уровень партнерства". А председатель КНР подчеркнул, что Москва и Пекин "достигли единства мнений по широкому кругу вопросов".


Среди этих вопросов явно выделяются два. Во-первых, заявление о сопряжении ЕАЭС и Шелкового пути. Главная интрига здесь — сроки, Китай все же мыслит тысячелетиями. Во-вторых, меморандум о совместном финансировании высокоскоростной магистрали Москва--Казань. Проект новой дороги вынашивался РЖД давно, но проблемой была огромная стоимость строительства — 1,07 трлн руб. Теперь, возможно, крупным инвестором станет Китай (предполагаемая сумма кредита — 302 млрд руб.). Здесь главная интрига иная: какую долю в поставках и подрядах получит китайская сторона. Практика работы компаний из КНР в странах третьего мира — жесткое требование использовать китайское оборудование и китайских же подрядчиков. Глава РЖД Владимир Якунин уверял "Коммерсантъ", что это "будет оборудование следующего поколения. И российское, и китайское, и западное..." Вряд ли будет ошибкой предположить, что именно это станет главной проблемой при превращении меморандума в конкретный контракт.

Еще одна интрига — что заставило Россию пойти на то, что может восприниматься как уступка. Для Китая инвестиции в $5 млрд сравнительно невелики, зато КНР получает доступ на огромный рынок для сбыта продукции своей (потенциально стагнирующей) тяжелой промышленности, возможность облегчить проблему перепроизводства за счет России. Возможно, в российском правительстве одержал верх прагматизм, сделка может оказаться взаимовыгодной. Масштабные инфраструктурные проекты в России и Центральной Азии поддержат спрос на сырье (в первую очередь продукцию металлургии), который в случае серьезного замедления в Китае упал бы вместе с ценами. А Россия получит знаковый, сравнительно полезный проект и доступ к сравнительно современным технологиям из Китая.
 
Источник: "Коммерсантъ Деньги" №19 от 18.05.2015, стр. 11, Александр Зотин
Категория: Геополитика | Добавил: SNEG (19.05.2015) | Автор: Александр Зотин W
Просмотров: 381 | Теги: китай, россия, геополитика | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0

 
Похожие материалы из раздела "Общество и политика"
по ключевым словам материала (тегам)  
 
 
Общество
 

 
Последние добавленные материалы в основных разделах:
  Общество и политика   Наука и образование Домашний очаг
 
  
 
 
avatar