Идеомоторика — мысленное движение

Анатолий Алексеев, Владимир Савицкий

   

Идеомоторика управляет нашим телом

идеомоторика

Что такое идеомоторика

Содержание

Что такое идеомоторика

Мысленный образ
• Идеомоторика в опыте с грузиком
• Зеркальный мысленный образ
• Идеомоторика и двигательные автоматизмы

Идеомоторика в спорте

• Точность движений

Идеомоторика управляет нашим телом

• Идеомоторика — проявление измененного состояния сознания
• Идеомоторика и автоматическое письмо
• Идеомоторная тренировка

Сам термин идеомоторика состоит из двух частей: «идео» (мысленный) и «моторика» (движение), то есть дословно — «мысленное движение».

Идеомоторика является фундаментальным психофизиологическим механизмом, который основан на представлении выполнения движения и проявляет себя в жизни идеомоторными актами.

Идеомоторный акт — это непроизвольные движения, которые возникают при мысленном выполнении двигательного действия.

Идеомоторика — это разновидность более широкого психического явления, получившего название психомоторики, в которой, кроме идеомоторики, можно выделить сенсомоторику (движение в ответ на сенсорные сигналы), координацию (дифференцирование и регуляция мышечных усилий), ловкость (по Н. А. Бернштейну — «двигательная находчивость»), психомоторные способности (потенциальные возможности человека в двигательной сфере) и другие.


Мысленный образ

идеомоторика - мысленный образКаждое наше движение имеет свое представление в сознании и любому движению предшествует создание его мысленного образа, результатом чего являются сигналы к конкретным мышцам нашего тела. При этом выполняется довольно сложный алгоритм анализа текущего состояния и внешних условий, но если движение повторяется часто и в типичных условиях, то наша нервная система сокращает эту процедуру до минимума: «мысленный образ движения» — «комплект сигналов к мышцам».

Мысленный образ, при котором сигналы к мышцам идут даже в том случае, если мы не планируем выполнять движение, а только думаем о нем, называется идеомоторным образом действия. И если контроль мышечной активности недостаточно высок (или сознательно ослаблен), эти сигналы могут вызвать различные движения, т.е. произвести идеомоторный акт. Синонимом идеомоторного образа движения является понятие «динамический стереотип», который отражает интеграцию условно-рефлекторных процессов в коре больших полушарий и достигается многократным предъявлением раздражителей.

Процессы, которые в виде мысленных представлений движений, или, говоря другими словами, в виде идей, родившись в сознании, затем реализуются в моторике — в реальном физическом движении соответствующих мышц, получили в науке название идео моторных актов.

Как уже было сказано, движение начинается в головном мозгу в виде мысленного образа предстоящего движения, в виде его идеи. Этот мысленный образ (его «картинка») переходит затем в исполняющую часть организма (мышцы, суставы н т. д.), которая уже физически реализует идею движения, предварительно запрограммированную в головном мозгу. Почему так происходит?

Лауреат Нобелевской премии академик И. П. Павлов писал:

«Давно было замечено и научно доказано, что, раз вы думаете об определенном движении… вы его невольно, этого не замечая, производите».

Следовательно мысленное представление движения автоматически порождает едва заметные сокращения и расслабления в соответствующих мышечных волокнах. На глаз эти микропроцессы не заметны. Но есть очень простая возможность убедиться в их реальном существовании.

Идеомоторика в опыте с грузиком

опыт с грузикомДля этого нужно взять обычную нитку длиной около метра, привязать к одному ее концу грузик весом в 5-15 граммов (например, колечко, небольшой ключик или винтик), а другой конец намотать на последнюю фалангу указательного пальца ведущей руки (правой — у правшей, левой — у левшей). Намотать так, чтобы расстояние между пальцем и грузиком было приблизительно 70-80 сантиметров. После этого надо вытянуть прямую руку перед собой на уровне плеча и уравновесить груз. А затем, спокойно сосредоточившись на висящем предмете, мысленно представить, что он начинает раскачиваться, как маятник: слева — направо, справа-налево. И буквально через несколько секунд груз действительно придет в соответствующее движение. Его можно изменить — представить, например, что грузик движется вперед-назад или вращается по кругу. И он начнет двигаться по заданной мыслью траектории.

Между прочим по размаху раскачиваний можно судить насколько хороши связи между мозгом н мышцами у данного спортсмена. Если расстояние между крайними точками маятникообразных движений составит около метра, такая связь по пятибалльной системе оценивается на «пятерку». Если же это расстояние будет около 5 сантиметров, то тут оценка уже «единица» и т. д.

Продолжим опыт и начнем громко произносить слова, согласно движениям грузика — «влево-вправо, влево-вправо…» — и амплитуда движении сразу же увеличится. Следовательно, с помощью слов мы можем усилить движение, сделать его более определенным и выразительным — запомните это очень важное положение, так как в дальнейшем будет рассказано о том как использовать речь в достижении предельно точных движений.

А теперь этот же опыт проведем в несколько ином варианте, а именно — стоя с грузиком, неподвижно висящим на вытянутой руке, представим себя сбоку от себя, как бы отраженным в зеркале. Глядя на грузик в «зеркале» начнем снова Представлять, что он раскачивается подобно маятнику — слева-направо и справа-налево. И окажется, что он раскачивается еле-еле или вовсе остается неподвижным. Следовательно, при таком «зеркальном» представлении движения его мысленный образ из программирующей части организма — из головного мозга, переходит в исполняющую часть (в мышцы, суставы) руки гораздо хуже.

Зеркальный мысленный образ

Об авторах:

Анатолий Васильевич Алексеев

Анатолий Васильевич Алексеев

— действительный член Московской психотерапевтической академии, зав. кафедрой спортивной психотерапии, ассоциативный член Профессиональной Психотерапевтической лиги.

Научные исследования А. В. Алексеева, результатом которых явилось создание уникальных методик работы с психикой человека и эффективное использование ее резервов для оптимизации профессиональной деятельности, в том числе и в экстремальных условиях — не имеют аналогов в мировой практике. Концепция «Оптимального боевого состояния» и уникальная методика обучения вхождению в это состояние, доступная любому психически здоровому человеку, является настолько эффективным ресурсом для психического развития, что его трудно переоценить.

На базе теории функциональных систем академика П. К. Анохина разработал «психофункциональный тест» (ПФТ), дающий возможность получать объективную инструментальную информацию о том, насколько успешно спортсмены владеют аутотренингом. Первым в мире начал внедрять в спортивную практику идеи психагогики — науки, сочетающей возможности медицины и педагогики. Создал систему Аутогипноидеомоторики (АГИМ), облегчающую овладение точностью движений. Автор бестселлера «Преодолей себя!», и научно-популярного фильма «От мысли к движению».

Сивицкий Владимир Геннадьевич

Сивицкий Владимир Геннадьевич

Родился во Львове в 1966 году. Мастер спорта СССР по фехтованию. Кандидат педагогических наук (Москва, 1995; Киев, 1997). Доктор наук в области психологии (Киев, МАУП, 2004). Автор психологических методик и компьютерных тест-тренажеров. Заведующий кафедрой психологии БГУФК (Минск). Член редколлегии журнала «Спортивный психолог» (Москва). Член-корр. Международной Академии психологических наук (Ярославль). Автор проекта «Школа психологического мастерства». Автор проекта «Методический семинар по спортивной психологии».

«Зеркальный» мысленный образ называется в психологии «зрительным представлением». Его тренирующее действие намного слабее, чем действие, осуществляемое идеомоторно, при котором образ движения из головы переходит напрямую в соответствующие мышцы. Поэтому зрительные образы есть смысл использовать лишь на самом начальном этапе освоения новых движений, когда позволительно наблюдать за собой в зеркале, например, при разучивании того или иного элемента из арсенала художественной гимнастики. Но чем скорее будет произведен перевод зрительного образа в идео-моторный, тем скорее начнется правильное освоение данного движения.

Наблюдения даже за высококвалифицированными спортсменами показывают, что многие из них, шлифуя то или иное движение, видят себя как бы со стороны, то есть «зрительно». Делают они это потому, что не знают насколько непродуктивно такое поведение, ибо при использовании зрительных образов движения оно очень плохо переходит в исполняющие мышцы и требуется затратить немало времени, чтобы получить какой-то, как правило, нестабильный результат.

Идеомоторика и двигательные автоматизмы

Автоматизация движения приводит к тому, что фокус внимания при выполнении освоенного упражнения смещается в блок переработки информации с целью создания (а часто просто выбора из имеющихся вариантов) адекватной команды мышцам, дальнейшее выполнение которой уже автоматизировано и практически предсказуемо мозгом. Так происходит формирование идеомоторного образа движения, появление которого в сознании генерирует комплекс сигналов к мышцам. Если нет необходимости выполнения движения, то нервная система снижает интенсивность сигнала до уровня, который не вызывает сокращение мышц, то есть тормозится выполнение движения. Но сигналы от идеомоторного образа воспринимаются и могут осознаваться: каждый, наверное, может вспомнить «мышечный трепет» перед движением, результат которого личностно значим.

Двигательные автоматизмы — это хорошо изученные движения, которые выполняются с минимумом сознательного участия. Основное отличие автоматизма от рефлекторного движения заключается в цели и «пусковом механизме».

Для рефлекса характерно выполнение последовательности движений в ответ на стимул (само слово «рефлекс» означает «отражение»), тогда как автоматизм ориентирован на конечный результат. Рефлекторное движение прекращается с исчезновением стимула, а автоматическое может повторяться до достижения определенной цели или до осознания бессмысленности продолжения. Так, например, задумавшись, мы застегиваем одежду, практически не осознавая выполняемые движения, или продолжаем дергать ручку обычно открытой двери до тех пор, пока не сообразим, что сейчас она все-таки заперта.

Автоматизированные движения часто входят в состав целостных актов поведения и в отдельности плохо запоминаются. Например, мы можем долго вспоминать, погасили ли свет, уходя из комнаты, вынули ли вилку электроприбора из розетки, положили ли на место предмет после его использования и т.д. Из-за этого нередко приходится создавать новые действия для проверки выполнения предыдущих — например, при выходе из дома останавливаться на пороге и еще раз проверить, выключены ли приборы, закрыты окна и т.п.

Автоматизированное действие, несмотря на его «свернутость» в нашем мысленном представлении, всегда начинается с сознательного принятия решения о выполнении действия и проходит под минимальным, но все же контролем сознания. Рефлекс же является ответной реакцией организма на сигнал, осознание которого часто происходит после выполнения движения. Наша речь тоже является примером автоматизированного действия, в основе которого лежит идеомоторика, так как перед произнесением мы мысленно строим будущую фразу, тем самым создаем идеомоторный образ для мышц, выполняющих произнесение звуков.

Идеомоторика в спорте

Итак, точность разучиваемого движения и быстрота его освоения зависит от трех основных факторов.

Первый — чем точнее мысленный образ будущего движения, тем оно будет точнее при его реальном физическом исполнении. Поэтому начальная задача тренера — любыми доступными ему средствами и способами заложить в сознании ученика предельно точный мысленный образ нужного движения. Если тренер может сам продемонстрировать это движение — прекрасно! Но если сам уже не в состоянии, он может обратить внимание ученика на то, как нужный элемент спортивной техники выполняет высококвалифицированный мастер. Наблюдая за качественным выполнением данного движения, обучающийся должен запомнить его настолько хорошо, чтобы затем суметь уже самостоятельно мысленно его представить в самом наилучшем варианте, причем несколько раз подряд, не теряя необходимой точности.

Есть также вспомогательные таблицы, на которых движение разложено по отдельным кадрам, есть видеозаписи правильно исполняемых элементов спортивной техники, в общем, если поискать, то всегда можно найти источник, демонстрирующий разучиваемое движение в его идеальном исполнении. Это крайне важно — изначально заложить в сознании спортсмена предельно точный мысленный образ того движение, которое необходимо освоить. И заложить настолько прочно, чтобы этот предельно точный мысленный образ конкретного движения спортсмен мог представить в любой момент и столько раз, сколько потребуется, не ошибаясь. Почему это так важно?

Дело в том, что любое произведенное физическое действие оставляет в памяти соответствующий след. От точного движения след в памяти точный, а от плохо выполненного — плохой. Если же неточных движений много, они подчас настолько «засоряют» мозг, что становятся доминирующими в сознании спортсмена, после чего очень трудно в таком «засоренном» мозгу создать точный образ нужного движения — вместо точного движения невольно начинает представляться такое, которое было заучено неправильно. И требуется немало времени и специальных усилий, чтобы утвердить в сознании мысленный образ нужного движения в его идеальном исполнении.

Точность движений

идеомоторика - точность движенияЕще несколько слов о таком психофизическом качестве, как «точность движений». Представление о точности, как и о других двигательных качествах, первоначально формируется в сознании. А затем, согласно механизмам идеомоторики, переходит в исполняющую часть организма. Так вот с самых первых шагов в спорте, а затем постоянно необходимо приучать и приучаться к тому, чтобы очень точные мысленные образы движения также очень точно связывались с мышцами, выполняющими данное движение.

Если обратиться, в частности, к теннису, то просто поражает насколько часто даже наши ведущие мастера допускают неточное выполнение ударов по мячу, после которых он застревает в сетке или уходит за пределы площадки. В то же время юные грации, занимающиеся художественной гимнастикой, выполняют исключительно точно очень трудные действия, например с булавами или мячом — действия, которые по своей сложности намного труднее, чем удары ракеткой по мячу.

В силу чего же сложилось положение, что в одних видах спорта к ювелирной точности приучают, что называется, с младых ногтей, а в других — например, в футболе уже вполне взрослые дяди позволяют себе бить мимо ворот на 10- 15 метров? Думается, что причина здесь в исходной психической позиции, которая сформировалась за долгие годы в разных видах спорта. Так художественных гимнасток учат с самых первых шагов быть предельно точными, а в теннисе или футболе с малых лет свободно допускаются удары, после которых мяч летит куда попало. Поэтому в этих, весьма популярных видах спорта, и не складывается в сознании еще только начинающих играть мальчиков и девочек предельно конкретных мысленных образов столь важного качества, каким является точность движений. Отсюда так много «грязи» в действиях взрослых и уже казалось бы, достаточно опытных спортсменов.

Вот почему достижению предельно точных движений необходимо постоянно уделять самое пристальное внимание и не жалеть времени и упорства для успешного решения этой очень важной задачи.

Качественное выполнение любого движения становится стабильно прочным лишь тогда, когда в сознании был изначально заложен правильный мысленный образ нужного движения, которое затем, путем многократных и аккуратных повторений необходимо перевести в навык, чтобы правильное движение стало выполняться автоматически и всегда хорошо.

Вот почему, обучая элементам спортивной техники, следует с первых шагов следить за тем, чтобы все действия выполнялись качественно. И пока в сознании обучаемого мысленный образ осваиваемого движения не станет стабильно качественным, нет смысла посылать ученика на физическое выполнение задания — оно, как правило, будет соответствовать некачественному мысленному образу, то есть будет выполняться плохо со всеми вытекающими отсюда последствиями, приводящими к загрязнению и засорению памяти следами неверно выполненных движений.

Итак вспомним очень коротко три основные положения, от которых зависит точность движений: чем точнее мысленный образ предстоящего движения, тем оно будет качественнее; чем подготовленнее исполняющая часть организма, тем движение будет лучше реализовано; чем «идеомоторис-тее» связь между мозгом и мышцами, тем движение будет совершеннее.

А теперь рассмотрим роль речи в достижении точных движений… Исследования ряда авторов, в первую очередь из ленинградской школы профессора А. Ц. Пуни (Ю. Захарьянц, В. Полубабкин, В. Силин, Е. Сурков), проведенные еще в 50-е годы, показали, что использование слов помогает выполнить нужное движение более точно. Кстати, можете вспомнить, что маятникоподобное раскачивание грузика, подвешенного на нитке к указательному пальцу, отчетливо усиливалось, если говорить — «налево-направо, налево-направо…».

Слова не возникают сами по себе — они порождаются нашими мыслями. А из этого следует, что прежде чем с помощью слов улучшать качество движений, необходимо сначала создать предельно точную психическую программу предстоящих действий, создать идеальную мысленную модель соответствующих элементов спортивной техники.

Идеомоторика управляет нашим телом

идеомоторика-спортНередко возникает ситуация, когда появление только первых признаков изменения ситуации является «пусковым» механизмом сложного ответного действия. Именно так происходит движение при антиципации, в частности, при реакции на движущийся объект (РДО), когда к мышцам заранее отправляется комплекс команд, чтобы в нужный момент было выполнено нужное действие. В обычной жизни немало примеров антиципации, а, следовательно, и идеомоторики, можно найти в управлении транспортом: от самоката до космического корабля.

Так, например, при езде на велосипеде мы должны смотреть не на колесо, а на 5-7 метров вперед, и сам процесс обучения езде сводится к формированию механизма предвидения поворота и компенсации потери равновесия. Да и в управлении собственным телом мы активно используем основанную на идеомоторике установку — замедляем шаг на скользких участках дороги, разбегаемся для прыжка, расставляем руки для балансировки и т.п.

Произвольное и непроизвольное оперирование мысленными образами, в том числе и идеомоторными, приводит к изменению нашего психического состояния. Окружающие объекты, «дорисованные» нашим воображением, увиденная ситуация с ретроспективно восстановленной последовательностью событий, планы на будущее с анализом возможных вариантов — все это может активировать идеомоторные механизмы нашей психики.

Нюансы настроения передаются через идеомоторику в двигательную сферу, и возникает «летящая» походка, «груз» неудачи, «дрожь» воспоминания. Для различных состояний у нас имеются свои двигательные программы, которые активируются при появлении образа в сознании.

Идеомоторика — проявление измененного состояния сознания

Мы динамично реагируем на события внешнего и внутреннего мира, и, наверное, каждый может вспомнить ситуации, когда текущее психическое состояние существенно отличалось от привычного. Различные стрессы, трансы и необычные переживания получили название измененных состояний сознания (ИСС). Изменение состояния сознания может происходить целенаправленно, например, при аутогенной тренировке, медитации, музыке или танце, а может быть вызвано случайно — в результате стресса, отравления, болезни и т.п.

Во всем мире активно изучаются особенности работы психики в измененном состоянии сознания, и есть много интересных работ и целых научных направлений в этой области. Идеомоторика является одним из проявлений таких состояний. Возникающие в сознании образы идеомоторно могут вызывать самые разнообразные движения.

Как правило, эти движения носят символический характер, т.е. не выполняются полностью, а только «обозначаются» — покачиванием частями тела, напряжением мышц, движениями глазного яблока и т.п. Нередко такие движения не осознаются и не вспоминаются после, что у окружающих людей может вызвать мысль об одержимости. Конечно, идеомоторный акт, который осуществляется на бессознательном уровне, можно интерпретировать как своеобразную «одержимость подсознанием», но тогда в эту же категорию следует отнести наши сновидения, рефлексы и т.п.

Идеомоторика и автоматическое письмо

Обычно написание текста происходит в такой последовательности: мы осознаем идею-образ, формулируем ее мысленно в словах и выводим наружу в форме речи или письма. Фаза мысленной формулировки может не осознаваться, и тогда создается впечатление прямого переноса идеи в текст. Такое состояние, в частности, достигается поэтами в момент вдохновения — рука словно сама пишет слова раньше, чем происходит их сознательное осмысление.

Объяснением этому явлению может служить идеомоторный акт, возникающий в период вербализации смыслового образа, то есть когда мысль, идея переводится в словесную форму.

Но существует и другое явление, связанное с бессознательным написанием осмысленного текста и тоже известное давно — идеомоторное или, иначе, автоматическое письмо, которое имеет явный эзотерический оттенок. В результате научных исследований было сформулировано заключение, что «автоматическое письмо» представляет собой возникший в особых состояниях сознания доступ к бессознательному.

Впоследствии «автоматическое письмо», наряду с другими аналогичными явлениями («автоматический рисунок», «автоматическое музицирование»), стало использоваться как средство самовыражения в искусстве. Идеомоторному рисованию — созданию рисунков в состоянии транса, посвящено одно из наших исследований, которое уже несколько лет продолжается в сотрудничестве с представителями России, Нидерландов, Польши, Англии и других стран.

Идеомоторная тренировка

У различных людей существует разная способность к идеомоторной тренировке, которая обусловлена, на наш взгляд, особенностями нервной системы. Мысленное выполнение движений может проводиться в различных положениях, под внешнее речевое или музыкальное сопровождение, с открытыми или закрытыми глазами. Конкретные особенности и методика проведения идеомоторной тренировки определяется поставленными задачами, имеющимися условиями, опытом работы как ведущего, так и занимающегося и другими факторами.

В отдельных видах человеческой деятельности от исполнителя требуется выполнение действий, которые еще ему не знакомы. В работе актера, педагога, дипломата и т.д. нужна способность к перевоплощению в новые роли, и от достоверности исполнения новых действий зависит общий результат деятельности.

В системе актерского мастерства К. С. Станиславского (1863 — 1938) ведущее значение отводится идеомоторике как умению создавать в сознании нужный образ и воплощать его в движениях. С помощью идеомоторного механизма актер может передать такие нюансы позы или движения, которые обычно остаются вне фокуса внимания, но в совокупности повышают достоверность исполняемой роли. История театра знает немало случаев, когда при хорошем «вхождении» в образ роль сама идеомоторно «вела» актера, иногда приводя к отступлению от сценария.

Таким образом, идеомоторика является универсальным психофизиологическим механизмом, который проявляется в различных видах человеческой деятельности. Идеомоторные образы, которые создаются психикой с целью экономии времени и энергетических ресурсов организма при выполнении движений, выступают наглядным примером моделирования, осуществляемого в процессе психической активности.

Общая оценка материала: 4.9
Оценка незарегистрированных пользователей:
[Total: 11 Average: 5]